Родиной стриптиза считается Франция. Хотя в парижском «Мулен Руж» стриптиза как такового не было. Танцовщицы зрителям демонстрировали только остававшиеся неприкрытыми кусочки тела между трусиками и чулками. Сидящие в зале мужчины дофантазировали сами, полагаясь в основном на собственные желания и опыт. И все же именно «Мулен Руж» стал местом, где зародился стриптиз. «Мулен Руж», известное на весь мир кабаре с феерическим танцевальным шоу и, конечно, знаменитым традиционным французским канканом. Мулен Руж стал тем местом, где развлечение объединило самые разные группы людей, перемешало артистов, пьяниц, воров, проституток, художников, буржуазию и аристократию. Здесь стиралась граница между высоким и низким, между искусством и шоу, между индивидуальным и коллективным, здесь вульгарное зрелище стало предметом восхищения и символом изысканного вкуса.

Датой рождения Мулен Ружа стал день 6 октября 1889 года, когда господа Оллер и Зидлер впервые открывают двери кабаре «Бал Мулен Руж». Гениальная идея – кадриль, ставшая бессмертным творением, прозванным в дальнейшем с легкой руки англичан «французским канканом», идентифицируется с тех пор со знаменитой красной мельницей, венчающей здание театра в районе Монмартра.

Чтобы посмотреть на сногсшибательных, экстраординарных танцовщиц с такими выразительными именами, как Ля Гулю (в дословном переводе – «обжора»), Рэйон д’Ор («Золотой луч»), Нини-Пат-ан-л’Эр («Нини — лапки кверху»), сюда приезжали гости со всего мира. Одна из них – Ля Гулю (уроженка Эльзаса Луиза Вебер) стала подлинным украшением Мулен-Руж. Ей суждено было стать одной из самых знаменитых танцовщиц своего времени.

Она дебютировала в кабаре в 19 летнем возрасте в 1890 году. Очень скоро она становится самой яркой звездой “Мулен Руж”, его порочным и притягательным символом. По традиции монмартрских балов она получила кличку, Ла Гулю — Обжора. Потому что любила, подсев за столики к посетителям кабаре, вкусно поесть и выпить за их счет. Ла Гулю пользовалась оглушительным успехом, она была вульгарна, чувственна и пикантна.
Летом 1893 года здесь проходил традиционный бал студентов художественных училищ. И вот в самый его разгар две девицы, разгоряченные шампанским, вдруг прыгнули на стол и под звуки музыки стали медленно раздеваться, пока не остались в чем мать родила. История сохранила их имена: Манон Лавиль и Сара Браун (на хлеб они зарабатывали тем, что позировали начинающим художникам и скульпторам, а значит, были с большинством из собравшихся в тот вечер в «Мулен Руж» хорошо знакомы).
Если учесть пуританские нравы, царившие в то время даже в Париже, нет ничего удивительного, что против участников этого бала полиция завела дело, а суд приговорил некоторых из них к различным денежным штрафам. Это вызвало страшное возмущение парижских студентов. Дело дошло даже до схваток с полицией, в ходе которых один студент был убит. Но, как теперь выяснилось, молодые парижане шли тогда на смерть не зря – табу на стриптиз было снято!..

Сумасшедшие ночи в «Мулен Руж» продолжались вплоть до начала Первой мировой войны. Закрывшись в 1915 году, кабаре вновь было открыто лишь в 1921-м, став храмом мюзик-холла. Знаменитые артисты – от Ля Гулю до Мистингет, от Эдит Пиаф до Жозефины Бейкер, от Мориса Шевалье до Ива Монтана – считали для себя честью выступать здесь.

В 1925 году на мюзик-холльном небосклоне Парижа вспыхивает черная звезда — Жозефина Бейкер. Ее выступления потрясали изумительной непосредственностью. Жозефина пела, танцевала, вертелась, кувыркалась, гримасничала, напоминая сказочного чертенка. Так, в финале своего номера она убегала на четвереньках, с задранным выше головы, как у молодого жирафа, задом. И при этом комизме она была необыкновенно эротична. Гибкая, как змея, с поющими руками, с жарким блеском глаз и с кожей цвета кофе с молоком, она притягивала внимание всего зала.

В 1937 году Роберт Харман превращает Мулен Руж в ночной клуб, делая его еще более модным и современным.

Как известно, в застойные годы в нашей стране, именуемой СССР, секса не было. Точнее сказать, об этом было неприлично говорить, а уж тем более – читать литературу соответствующего содержания и смотреть фильмы. В первые годы перестройки, как подснежники, начали появляться фотографии обнаженных красавиц, обложки журналов запестрели названиями статей, содержащих слова «секс», «оргазм», «порнография», «стриптиз». Грянула сексуальная революция. На простого русского человека обрушились плоды эротической и порно- индустрий, с их накопленным мировым опытом.
Появилось немало ночных клубов и ресторанов, в развлекательную программу которых входит эротическое шоу высокого уровня.

Leave a reply

You must be logged in to post a comment.